Пятница, 21 Апрель 2017 08:08

Прощай, Подберезье

Автор Газета "Угличанин"
  • Порекомендуйте друзьям.
Усадьба помещиков Зыковых – сельцо Подберезье. Барский дом на акварели художника И.Н. Потехина. 1920 год Усадьба помещиков Зыковых – сельцо Подберезье. Барский дом на акварели художника И.Н. Потехина. 1920 год

В газете «Угличанин» от 5 октября 2016 года № 39(89) была опубликована статья сотрудника Углич­ского музея Евгения Лиуко­нена «Забытое сельцо Под­березье». В ней он рассказал давнюю историю сельца и усадьбы.

К сожалению, эта усадьба, в составе кото­рой были архитектурный ансамбль с барским домом и чудесные парк и сад, при­надлежит к утраченным. Своей статьей я собираюсь дополнить сведения о ней за последний период её суще­ствования – первую полови­ну ХХ века.

В усадьбе проживали мои родственники Соколовы, по линии моей матери Оль­ги Николаевны Тарицыной, урождённой Соколовой. Пред­последними хозяевами усадьбы были помещики Зыковы, ко­торые владели окружающими её землями даже после отмены крепостного права. Во Всерос­сийской переписи 1897 года упоминаются две сестры Зы­ковы – София и Мария Серге­евны, дочери Сергея Петровича Зыкова.

В книге Б.Н. фон Эдинга «Ростов Великий. Углич» со­общается о продаже Зыковыми усадьбы в 1912 году. В перепи­си 1916 года хозяйкой имения Подберезье названа Серафима Дмитриевна Соколова, кото­рую жители окрестных дере­вень по привычке называли Симой-барыней.

Серафима Дмитриевна была дочерью московского священ­ника Дмитрия Николаевича Беляева. В 1911 году в 19-лет­нем возрасте в Москве она вышла замуж за врача Якова Николаевича Соколова, имев­шего свой кабинет на Петровке. Яков Николаевич – тоже сын священника Николая Ивано­вича Соколова, происходивше­го из рода Соколовых-священ­ников церкви села Спасское на Корожечне (заметим – в пяти поколениях). Яков Ни­колаевич – родной брат моего деда Николая Николаевича Соколова.

Молодая семья Соколовых, как показывали свидетели – бывшие слуги и жители сельца, лето проводила в усадьбе, а зимой проживала в москов­ской квартире мужа-врача. На рисунке Ивана Николаевича Потехина от 1920 года барский дом ещё выглядит довольно хорошо.

Бабушка Серафима Ивановна Соколова и моя мать Ольга Николаевна Тарицына (Соколова)В довоенные и дореволюци­онные годы у семьи Соколовых рождаются три дочери: Ольга, Александра и Людмила. Муж Я.Н. Соколов, как врач, при­нимает участие в Первой ми­ровой войне и возвращается с неё. К сожалению, зимой 1919 года, ухаживая за больными во время эпидемии, он заразился брюшным тифом и скончался в возрасте 45 лет. «Супруга Серафима Дмитриевна после его кончины осталась наедине с проблемами в разорённой и разгромленной в гражданскую войну усадьбе» (Е. Лиуконен).

Вот часть проблем, известных по протоколам Спасского вол- исполкома Угличского уезда за 1918-1920 годы. Протокол № 21 от 13 мая 1919 года: «Слушали сообщение Соко­ловой С.Д. «О произведённых беспорядках обучающимися во временном сборном пункте в усадьбе Подберезье…». Про­токол № 22 от 24 апреля 1919 года: «Заявление об оказании помощи по восстановлению разрешённого ей дома обуча­ющимися в Временном Отде­лении Всеобучению…».

Следует отметить, что Спас­ский волисполком серьёзно относился к её проблемам и выносил постановления об ока­зании С.Д. Соколовой помощи работниками или наказании виновных в разорении усадь­бы. Но в то же время револю­ционная власть предъявляла ей требования, как к лицу бур­жуазного происхождения. Так, по законам военного времени военный комиссариат изымает из хозяйства лошадь Каурку, волисполком не допускает хозяйку к местным выборам и отказывает ей в освобождении от военного революционного налога.

Дом Зыковых был ценным памятником архитектуры мест­ного провинциального клас­сицизма. Он был построен примерно в первой трети XIX века. В период проживания в нём последних хозяев Соко­ловых, в частности Серафимы Дмитриевны, дом находился на учете Главнауки, ему был при­своен статус архитектурного памятника, а парку – памят­ника природы. Это обязывало хозяйку усадьбы нести от­ветственность за сохранность здания и парка, поэтому в июле 1921 года ей было выдано со­ответствующее удостоверение.

Директор Угличского музея древностей того периода А.К. Гусев-Муравьёвский в трёх ак­тах и отчётах Ярославскому гу­бернскому музею в 1921-1926 годы сообщал о разрушении здания и вырубке парковых деревьев, писал, что «кроме разрухи от времени, имеются хищнические набеги крестьян окрестных деревень». После осмотров усадьбы Гусев-Му­равьёвский делал замечания С.Д. Соколовой за недосмотр и самостоятельный, без раз­решения Главнауки, ремонт жилого здания, приносящий ему ущерб. В ответ владелица усадьбы заявляла, что «дом в Подберезье, где она живёт, рушится и грозит ей с семьёй опасностью».

Надеясь сохранить усадьбу от национализации и разоре­ния, молодая вдова Серафима Соколова выходит замуж за революционного матроса Дми­трия Мишустина, уроженца деревни Ульяново на реке Корожечне. Дмитрий Дмитри­евич Мишустин, бывший на флоте помощник машиниста, принимал активное участие в революционной перестройке жизни в местных деревнях. В 1921 году он был избран пред­седателем Спасского волиспол­кома. Семья его матери Марии Михайловны Мишустиной по­могает им сельхозинвентарём, выделяет корову, ригу. Моло­дые Мишустины добавляют средства к жизни трудом на земле, продавая в городе овощи и ягоды со своего участка. В семье появляется новорожден­ный сын Дмитрий.

Александр Лангнер на родине предков СоколовыхБеда опять не обходит сто­роной молодую хозяйку. Муж в 1923 году уходит из жизни. При официальном разделе двух сыновей старшего сироту Виктора, от первого брака, от­дают в семью Базановых (се­стры Мишустина), а младший Дмитрий остаётся с матерью Серафимой Соколовой. При этом у неё забирают часть ранее выделенного ей сельхозиму­щества. Выросший Виктор Дмитриевич Базанов, пройдя фронты Великой Отечествен­ной войны, в мирное время становится преподавателем Угличского педучилища. Сын Дмитрий выбирает судьбу во­енного офицера.

Дочки Серафимы росли. В 1922 году десятилетняя Шура Соколова принимала участие в секциях угличского общества «Спарта», организованного мо­лодым Михаилом Бучкиным. Дочь Ольга, по воспоминаниям земляков, бегала в деревню Еросимово на сельские танцы. В конце 20-х годов, когда зда­ние усадьбы рушилось, помощ­ников не было, и начиналось второе раскулачивание, Сера­фима Дмитриевна раздала иму­щество и продукты крестьянам и уехала с детьми в Москву, где оставалась квартира первого мужа-врача.

Об этом этапе жизни её семьи у меня долго отсутствовали сведения. В этой ветке семей­ной родословной было «белое пятно». Помог случай. Буду­чи участником Угличского родословно-краеведческого общества, я поделилась сним­ком из своего архива (церкви села Спасское на Корожечне) со своими коллегами. Одна из них выложила фото в Ин­тернет. Увидев снимок, от­кликнулся и приехал в Углич московский врач Александр Лангнер, правнук Якова Нико­лаевича Соколова и Серафимы Дмитриевны, внук их дочери Ольги. Как выяснилось, Ольга Яковлевна в студенческие годы в Ленинграде познакомилась с прибалтом Карлом Лангнером и вышла за него замуж. У неё были дети: Виктор и Татьяна, Александр – сын Виктора.

Мы стали общаться, делились документами, фотографиями. Во время приездов Алексан­дра в Углич мы периодически бываем на родине предков, в селе Спасском, где от церкви осталась одна колокольня. Поднимаемся на верх Зыковой горы и с сожалением видим, что от усадьбы осталось пустое поле, остатки прудов и заросли.

События революции, граж­данской войны, а затем и Вели­кой Отечественной ухудшили положение усадьбы. Во время последней войны в Подбере­зье поместили боевую точку зенитчиков для уничтожения вражеских самолётов. При этом были вырублены все деревья, погибли сад и парк. К 1950-м годам исчез и обветшавший без ухода дом.

Прощай, Подберезье!

Галина РЯБИКОВА

P.S. Потомки Соколовых из Подберезья про­живают в Москве и Подмосковье. Дети Александра Лангне­ра, дочь Анастасия и сын Георгий, из­брали профессию врача.

«Угличанин» №14 (518) от 12.04.2017 года

Прочитано 684 раз

Добавить комментарий

Удаляются комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.
Удаляются комментарии, которые не относятся к теме материала, не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

Защитный код
Обновить