Воскресенье, 08 Май 2016 12:26

Товарищ капитан

Автор Газета "Угличанин"

Его должны были расстрелять за неисполнение приказа, но, разобравшись, представили к «полководческому» ордену Суворова, который был возрождён в июле 1942 года после известного приказа Верховного Главнокомандующего «Ни шагу назад».

Это одна из высших наград, учреждённых для маршалов, генералов, офицеров, образцово организовавших бои и операции, в результате которых была достигнута победа. С войны в Углич с такими вернулись всего два человека. Он был участником Парада Победы на Красной площади. Ему прочили карьеру военного, отправив в Академию им. Фрунзе, а он вернулся домой, в деревню Закхеино, и стал работать в сельском хозяйстве, был даже пастухом. Виктор Иванович Уланов – противоречивая и в то же время цельная натура. Его побаивались и уважали земляки. И даже много лет спустя после войны продолжали обращаться к нему не иначе как «товарищ капитан». 2016 год мог стать для него юбилейным – 100-летие, однако здоровье не позволило (он был не единожды ранен и даже контужен). Но о нём помнят и чтут его.
Уланов – даже фамилия его как бы изначально указывает: течёт в крови та самая кровь, которая зовет не столько на подвиги трудовые, сколько ратные. В семье растут, кроме него, ещё два брата и пять сестёр. Для мальчишек главная игра «в Чапаева» и «Будённого». Служба в Красной Армии, когда приходит возраст, воспринимается как должное, и на неё он отправляется с огромным желанием. Вначале он учится в полковой школе, а затем Виктора посылают на краткосрочные курсы младших лейтенантов, по окончании которых его направляют на финскую границу, где он принимает командование ротой. Летом дают отпуск. Он едет на родину, где младшего лейтенанта уже три года ждёт красавица Шурочка Воробьёва. Колхоз лишается толкового счетовода, а Уланов приобретает жену и уезжает с ней к месту службы.
Первое его «боевое крещение» происходит на финской войне. Длилась она недолго, но в одном из боёв Уланова ранят. Не мудрено – пехота. То, что дальше будет война с Германией, военные люди понимают, хотя и был подписан пакт о ненападении. Не ясен был лишь срок – когда?
32698704Отступали долго и мучительно, вплоть до 1 сентября 1941-го, пока не дошли до укрепительного района. Оказались внутри блокады на Ленинградском фронте.
– Отец не любил вспоминать о войне, – рассказывает сын, Владимир Уланов. – Оно и понятно: о плохом всегда хочется забыть поскорее. Не хотел бередить прошлое, но иногда прорывалось... «Идёшь, – говорит, – проверять посты. Тронешь солдата, а он как стоял, держа винтовку в руках, так и падает, окостеневший уже. Голодно, да и холодно было ужасно...»
В январе 1943-го начался прорыв блокады. Дивизия, где служил В.И. Уланов, к тому времени ставший заместителем командира батальона, была выведена в район Ижорского кирпичного завода. И оттуда стрелковая дивизия начала успешное наступление. Были освобождены Гатчина, Луга, Псков... Вскоре наш земляк принимает на себя командование пехотным батальоном, который входил в состав 56-й Пушкинской Краснознамённой дивизии.
– Комбат?
– Да! Но не путайте с тем, что поёт сейчас Расторгуев «Комбат, батяня. Батяня – комбат...». Это он про батарею.
А у отца было больше тысячи бойцов, – на всякий случай поясняет Владимир Викторович. – За что дали орден Суворова, наверняка рассказывал...
– Да, конечно. Кстати, к тому времени за успешно проведённую в тылу противника операцию у него уже был орден Красного Знамени... Наступление нашей армии продолжалось. На границе Эстонии с Латвией есть такой город Валга. Это был сильно укреплённый немцами пункт, и нашим командованием была поставлена задача – отрезать отход немецких войск из Валги в Ригу. Форсирование реки должны были начать в шесть утра, сигналом должен был стать залп гвардейских миномётов. Что делает комбат Уланов? Он не дожидается условленного сигнала, а переправляет свой батальон на тот берег реки в два часа ночи. А с залпом уже начинает наступление.
Ведя бой, улановцы прорвали вражескую оборону и захватили участок дороги Валга-Рига. Пока они отвлекали на себя внимание противника, с правого фланга водный рубеж форсировала соседняя 52-я гвардейская дивизия. Затем они соединились. Пехота пересела на броню танков, и они с ходу ворвались в город Валга. Наступление было столь стремительным, что немцы не успели ничего взорвать. Но бои шли упорные, за каждый дом, за каждую улочку...
Та же часть дивизии, которая осталась ждать шести утра на берегу, подверглась массированной бомбёжке со стороны немцев и погибла. За нарушение приказа В.И. Уланова сначала хотели отдать под трибунал. Но потом, сменив гнев на милость, представитель командования, вручая орден Суворова, сказал: «За успешное выполнение задачи, равной под силу дивизии».
Залатав в госпитале полученные в ходе боёв ранения и оправившись после контузии, В.И. Уланов вернулся в строй. 12 декабря 1944 г. его вызвали в штаб и командир дивизии протянул предписание:
– Тебе нужно учиться. Поедешь в Москву, в военную академию имени Фрунзе. Так для Уланова закончилась война. Получить же высшее военное образование он не смог по банальной причине: потерял партийный билет. Это для военного офицера, орденоносца в те времена, оказывается, было непростительно.
С 1947 года для Виктора Ивановича Уланова началась мирная жизнь. Он вернулся в свою деревню Закхеино, где его ждала супруга и подрастал старший сын Валерий, а потом родились ещё Владимир и Надежда. Он был председателем колхоза «Большая Волга», заведующим главным складом колхоза, заведующим фермой, пастухом... Скромный, без тени бахвальства, порядочный, справедливый, прямолинейный и требовательный в работе. Он не всегда и не всем был угоден, и потому не всегда и не всё складывалось так, как могло быть у любого другого.
– «Война, сын, – это усталость», – говорил он мне, чтобы я не доставал вопросами, – вспоминает Владимир Викторович. – Однажды он повёз меня на поезде в Медвежьегорск к родственникам мамы, потому что у нас было совсем плохо с продуктами. Я
запомнил, что возле Ленинграда вдоль всей дороги было так много подбитой техники – и нашей, и немецкой, что, казалось, вовсе не было свободного места. Что уж говорить о людях, которые там полегли. А ещё мне запомнилось, как он рассказывал, что его чуть не разжаловали до рядовых за то, что взвод казахов у него перешёл на сторону немцев. Спасло лишь то, что он не знал казахского языка. С тех пор что-либо формировать по национальному признаку перестали.
Чему радовался? Сложный вопрос. Скорее всего, он старался этого не демонстрировать. Но, чтобы посмотреть на первого внука Валеру, отправился с женой Александрой Сергеевной аж на Дальний Восток, где в Комсомольскена-Амуре по направлению работал сын. Выпил с последним таёжного пива, одобрил всё и вернулся назад.
Одно жаль – воры, забравшись в дом ветерана, выкрали все награды фронтовика, в том числе и орден Суворова.

Нина БЛОХИНА
Фото из семейного альбома Улановых

Прочитано 1419 раз