Понедельник, 30 Июль 2012 16:21

Контроль за Сетью. Ярославский прецедент

Автор Новая газета

На днях "Новая Газета" опубликовала свое расследование истории о том, как один из ярославских провайдеров, выполняя решение властей, запретил своим клиентам доступ ко всему Живому Журналу, а не к той его части, которая содержала контент, нарушающий российское законодательство.

Поскольку Интернет-цензура в России не работает, то остается единственный вариант - отрубать целые регионы от социальных сетей или вообще от Интернета. По мнению авторов статьи, с учетом ярославского прецедента можно говорить о том, что обуздать Интернет в нашей стране обязательно попытаются, и случай этот - далеко не последний. Итак, слово обозревателю "Новой Газеты" Юрию Ревичу. 

Не успели утихнуть страсти по принятому в спешном порядке закону «о черных списках», как общество получило наглядную иллюстрацию тому, как этот закон будет действовать. Прокуратура Ярославля обнаружила, что один из городских провайдеров, в клиентах у которого числятся аж шесть тысяч человек, не перекрыл пользователям доступ к девяти ресурсам, признанным судом «экстремистскими», в том числе и к одному блогу из Живого Журнала. Поспешив выполнить указание, провайдер в результате запретил своим клиентам доступ ко всему ЖЖ.  

Могу предположить, что с введением в действие с 1 ноября закона, все еще фигурирующего в прессе как законопроект №89417-6, подобные случаи, скорее всего, будут повторяться регулярно.   Косвенно это подтвердил министр связи Николай Никифоров, когда на круглом столе, посвященном как раз этому законопроекту, заявил, что технические средства для блокировки доступа к конкретной странице есть только у крупных провайдеров. Его поддержал в своем блоге руководитель российского Живого Журнала Илья Дронов: «Провайдер действительно может блокировать только весь ЖЖ, а не отдельный дневник. Не фильтровать же ему трафик по http, в самом деле».  

Попробуем разобраться, что имели в виду эти компетентные лица. В тексте законопроекта перед третьим чтением поправка в закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» о блокировке сайтов выглядела следующим образом (фрагмент новой статьи 151): «Оператор связи, оказывающий услуги по предоставлению доступа к информационно-телекоммуникационной сети Интернет, обязан в течение суток с момента включения сетевого адреса сайта в сети Интернет в Реестр ограничить доступ к запрещенной к распространению информации, размещенной в сети Интернет» (выделено мной. — Ю.Р.).

Новый закон определяет и само понятие «сетевой адрес» — «идентификатор в сети передачи данных, определяющий при оказании телематических услуг связи абонентский терминал или иные средства связи, входящие в информационную систему». Упрощу: это — то же самое, что и принятое в сетевых технологиях понятие «IP-адрес».   IP-адрес — это набор чисел, однозначно идентифицирующий любое подключенное к интернету устройство. И компьютеры в сети обмениваются как раз IP-адресами — привычные буквенные доменные имена и ссылки введены лишь для удобства. IP-адреса скрыты от пользователя: каждый раз, когда вы щелкаете по ссылке, выраженной в буквенном виде (URL— UniversalResourceLocator), браузер запрашивает цифровой IP-адрес у службы доменных имен (DNS) и уже по нему выходит на нужную вам страницу.   Но так это выглядит в самом простейшем изложении, на которое и ориентировались законодатели, законодательно определяя способ фильтрации путем простой блокировки IP-адреса.

В реальности же все гораздо сложнее. Системный архитектор Игорь Симонов по моей просьбе поясняет: «Не то что сайты, которые хотели бы избежать гипотетической блокировки, но даже любой уважающий себя проект не будет жить на одном IP-адресе. Один IP — это один сервер, а значит, сайт будет недоступен из-за любой аварии с сервером или дата-центром. Поэтому у любого крупного проекта IP-адресов много, и сервер DNS их меняет «на ходу», по какому-то определенному алгоритму».   На самом деле реальный IP-адрес сервера вообще практически никогда не достигает пользователя. Еще больше усложняют ситуацию модные ныне «облачные технологии», особенно распространившиеся на Западе: у одного проекта может быть совершенно непредсказуемый и заранее невычисляемый набор IP-адресов. А мелкие проекты обычно, наоборот, существуют на «виртуальном хостинге» — когда один сервер делится между многими сайтами-клиентами, выступающими под единым «сетевым адресом» IP.  

Из всех этих деталей вытекает сразу несколько следствий, которые могут сделать новый закон в существующем виде просто невыполнимым.   Во-первых, обойти блокировку по «сетевому адресу» вследствие упомянутых особенностей формирования IP-адресов не просто, а очень просто. Игорь Симонов утверждает, что «если кто реально захочет не оказаться заблокированным и будет готов потратить на это некоторое количество времени/денег, он это сделает. Не особо много усилий и расходов — фактически копейки». К тому же, несомненно, появится множество сервисов, которые за небольшие деньги будут предлагать замену IP-адреса на случайный. «Если будет какой-то массовый спрос, я лично запущу сервис регулярной ротации IPдля всех желающих. Ну, может, будет стоить порядка доллара в месяц», — говорит Игорь Симонов.  

Во-вторых, неизбежно пострадает множество непричастных и ни в чем не виноватых владельцев сайтов. Примеры, подобные ярославскому казусу с ЖЖ (администрация которого даже не знает, какой именно блог провинился), показывают, как могут блокироваться целиком блог-платформы и социальные сети из-за неосмотрительности или прямого умысла всего одного из миллионов пользователей (в этой связи надо пристально смотреть за скандалом, который разгорается в Мурманске с сетью «ВКонтакте», на который также ополчилась прокуратура). Но у крупных ресурсов существует мощная административная структура и юрслужба, готовые отстаивать права пользователей. А вот когда на одном IP-адресе находятся самые разные сайты, никакого отношения друг к другу не имеющие и виновные лишь в том, что оказались «по соседству» с неудобным ресурсом, — кто будет их защищать?  

Как показал пример с ярославским ЖЖ, не следует думать, что все это обрушится на нас лишь с 1 ноября. Мой знакомый, ведущий вполне нейтральный журнал на темы по истории и искусству, оказался отключенным несколько месяцев назад. Причем его потери выражались отнюдь не только в утрате части аудитории: куда важнее выпадение сайта из поисковых систем, позиции в которых, вне зависимости от виновных, восстанавливать приходится сложно и долго. Для коммерческого ресурса, вроде турфирмы или небольшого интернет-магазина, такое выпадение может оказаться катастрофическим.

Прочитано 1193 раз