Вторник, 21 Апрель 2020 09:37

Старинная городская усадьба – «Зимин двор»

Автор Угличский музей

Есть в Угличе особенные места, наполненные живым дыханием старины, прекрасными памятниками архитектуры.

Одно из таких мест – соседствующие с берегом Волги старинные Спасская и Воскресенская улицы, Пятницкий переулок… Здесь многое соединилось в выразительном своеобразии. Жемчужины древнерусского зодчества – ансамбль Воскресенского монастыря и церковь Рождества Иоанна Предтечи. Наследие регулярного плана – четкая сеть улиц и старинные купеческие особняки в стиле классицизма. Несмотря на властное вторжение зданий гидроузла, изменение природных берегов Волги местность во многом сохраняет исконное своеобразие.

Напротив живописных зданий Воскресенского монастыря, в глубине прямоугольной площади расположена внушительная купеческая усадьба – «Зимин двор» (пл. Советская, 4). Ее фасад когда-то занимал почти половину старинной Пятницкой площади. Смягченный местными традициями, провинциальными теплотой и непосредственностью классицистический облик вполне гармонично соседствует с выдающимися памятниками архитектуры XVII столетия.

Территория, где расположен дом купцов Зиминых, являлась исконной частью городского посада и, несомненно, относилась к древнейшим заселенным районам Углича. По мнению ряда исследователей вблизи будущего места дома Зиминых находилась одна из ранних торговых площадей. Такой вывод позволяла сделать стоявшая там церковь Параскевы Пятницы, посвященная святой – покровительнице торговли (1). В фрагментах писцовых книг 1620-х гг. неоднократно упоминается располагавшаяся примерно в тех местах Старая площадь (2). Кроме того, известно, что при Пятницком храме находилось подворье ростовских архиереев. Оно просуществовало до второй половины XVIII века. До начала XVII столетия поблизости также располагались подворья нескольких монастырей: Троице-Сергиева, Кирилло-Белозерского, Покровского Паисьева, Макариево-Колязинского, Воскресенского, Архангельского, Кассиано-Учемского и Николо-Улейминского (3).

В условиях бытования исконного средневекового плана в районе «Зимина двора» размещалось несколько сравнительно небольших дорегулярных улиц: Воскресенская, Сенная и Ильинская. Сенная поблизости поворачивала к одноименной торговой площади и соединялась с проулком, ведшим к Волге (4). Улицы западной части города, прилегавшие к берегу Волги и местности торговой площади, в XVII-XVIII столетиях были густо заселены и, несомненно, являлись одним из наиболее престижных мест.

Такими были условия обозначенной территории. Далее рассмотрим сведения о происхождении угличан Зиминых. Они могли принадлежать к числу старейших посадских родов, их фамилия, несомненно, сформировалась еще в XVII веке. В Писцовых книгах города Углича 1674-1676 гг. стольника М.Ф. Самарина и подьячего М. Русинова присутствует несколько упоминаний. Так, на Сенной улице жил калашник бобыль Григорий Иванов сын Зимин с сыном Афанасием пяти лет. На Ильинской улице – вдова Анна Осипова жена Зимина с сыновьями Иваном двадцати лет и Афанасием четырнадцати лет. В другой части города на Мостовой улице, находившейся в районе нынешней Ярославской, был двор бобыля Ивана Осипова Зимина (5). Как можно видеть, никто из них в тот период не имел высокого положения, не занимался торговлей или крупным промыслом.

В Переписной ландратской книге 1717 г. упоминается несколько семей посадских людей Зиминых, проживавших на Фалелеевой, Сенной, Ильинской и Богоявленской улицах, в основном занимавшихся холщевым промыслом. Среди них можно обратить внимание на посадского человека Петра Иванова сына Зимина, имевшего двор на Фалелеевой улице, предшественнице более поздней Спасской. Ему на момент записи было тридцать семь лет. Вместе с ним записана жена Ирина, сыновья Степан 19 лет и Василий 11 лет, дочери Офимья и Ирина. В книге 2-й ревизии 1744 г. на той же улице, имевшей второе название – Волгская, значится Степан Петров сын Зимин, 46 лет. У него сын Иван, 12 лет (6). Можно предположить, что они являлись предками купца Михаила Ивановича Зимина, построившего в начале XIX века значительный каменный дом на Пятницкой площади.

Угличанин посадский человек Петр Иванов сын Зимин в 1725 г. был в числе понятых при проверке местных кожевенных заводов и торговых рядов на предмет наличия в них кожевенного товара, выделанного старым способом «з дехтем» (7). Очевидно, он к тому времени занимал достаточно высокое положение в посадских кругах.

В описании города начала 1770-х гг. из собрания РГАДА, скопированном для Угличского музея, на Волгской улице значатся огородные земли угличских купцов Степана Петрова и Ивана Степанова Зиминых (8). Как и в предшествующие десятилетия, они были не единственными представителями данной фамилии, проживавшими в обозначенных местах, – на Волгской и соседних улицах находились дома родственников или однофамильцев. Данный район, несомненно, являлся исконным местом проживания рода посадских и купцов Зиминых.

На исходе XVIII столетия происходит преобразование города в соответствии с генеральным планом 1784 г. При этом формируется новая регулярная планировка, приходящая на смену исконной. В тот период на месте древних Сенной, Ильинской и Фалелеевой улиц был создан новый 13-й землемерный квартал. В его трапециевидный объем включены площади построенных в разное время каменных Пятницкой, Петропавловской и Ильинской церквей. С четырех сторон контуры квартала определили проведенные в новых местах Воскресенская (Академика Опарина), Петровская (9 Января), Московская (Ленина) и Спасская улицы (9). Основанная на принципах геометрии новая планировка приходила на смену произвольной сети средневековых улиц и переулков, хаотичных нагромождений кварталов.

Преобразования затронули и имение купцов Зиминых. Его также надлежало преобразовать в соответствии с регулярным планом, включив в границы нового квартала. Ценные сведения содержатся в паспорте на усадьбу Зиминых, составленном в 2002 г. искусствоведом Е.М. Барбашовой. Там приводятся выдержки из прошения, поданного угличскому городничему И.П. Плющову 15 марта 1804 г. купцом 2-й гильдии Михаилом Ивановичем Зиминым, купцом 3-й гильдии Иваном Васильевичем Некрасовым и посадским Алексеем Петровичем Русиновым, где сообщалось о неудавшихся планах приобрести земли под строение домов на новой Спасской улице в создаваемых 1-м и 13-м кварталах у коллежского регистратора Яковлева. Поскольку он не был доволен предложенной суммой, обозначенные лица отказывались от приобретения и оставляли ранее запрошенные земли в его распоряжении (10). Очевидно, М.И. Зимин изначально планировал построить новый дом в районе прежнего родового владения на дорегулярной Волгской улице, но для этого требовалось перемежевать землю, приобрести или выменять попадавшие в новые границы участки соседей. – При реализации генерального плана так были вынуждены поступать все горожане. Но из-за неуступчивости коллежского регистратора Яковлева это не удалось сделать, и Зимин был вынужден приобрести землю под строительство в другом месте – «лицом на Воскресенскую (Пятницкую) площадь».

Обозначенный участок ранее принадлежал купцу Алексею Иванову сыну Хорхорину, которому еще 3 июня 1788 г. был дан план для построения на крепостной земле деревянного на каменном фундаменте дома, утвержденный Ярославским Наместническим Правлением. В то время это был 7-й квартал. Но в 1794 г. город был вновь разбит на кварталы, земля приблизительно вошла в границы 13-го квартала, и А.И. Хорхорин 15 сентября 1794 г. обратился в Городовой Магистрат с прошением об освидетельствовании участка. Обозначенное на плане 1788 г. владение имело стандартные размеры – 10 2/3 на 29 1/3 саженей. По сторонам располагались участки соборного священника Федора Федорова и посадского Петра Иванова Буренина (11). Вот эта земля на площади, прилегавшей к Пятницкой и Воскресенской церквам, и была приобретена в 1804 г. купцом 2-й гильдии М.И. Зиминым.

Здесь встает вопрос о датировке дома Зиминых концом XVIII века, встречающейся во многих изданиях и ставшей традиционной (12). Приведенные сведения однозначно свидетельствуют, что дом в действительности мог не быть построен ранее 1804 г. Можно добавить, что в собрании Угличского музея находится фотография обозначенного здания, сделанная в 1927 г. угличским фотографом Н.П. Перелякиным. На паспарту, под фотографией, выполнена надпись синими чернилами: «Углич. Дом Зиминых начала ХIХ с. (1804-1806 гг.). Фасад с запада (находится около бывшего Воскресенского монастыря). Снимок Н.П. Перелякина. Июль 1927 г.» (13).

Датировка здания 1804-1806 гг. вполне реалистична и может быть принята за истину. Возможно, в период создания фотографии в городе еще сохранялись какие-то сведения по истории строительства. Также с большой долей вероятности состоятельный купец мог еще до подачи официального прошения приобрести земельный участок и заготовить материалы. Основной объем строительства также мог быть осуществлен за непродолжительное время – три года являются абсолютно реальным сроком. При этом, конечно, необходимо понимать, что в обозначенный период был возведен только основной дом – усадьба продолжала формироваться в последующие годы.

Итак, в 1804-1806 гг. на вновь созданной площади близ Пятницкой церкви и храмов упраздненного Воскресенского монастыря купец М.И. Зимин строит значительный каменный двухэтажный дом с мезонином, чем закладывает основу обширного родового имения. Приведем ряд дополнительных сведений, характеризующих личность хозяина. Очевидно, его основным делом являлось кожевенное производство.

В 1807 г. мышкинский помещик гвардии поручик Николай Александров Скрипицын планировал построить крупяной завод на ручье Селивановом, «на градской пустопорозжей земле». Но это намерение встретило препятствие со стороны угличского 2-й гильдии купца Михаила Иванова сына Зимина, который запросил тот же участок под строение кожевенного завода. Ему удалось победить в возникшем споре. Указом Ярославского Губернского Правления общему присутствию угличского городничего и Городового Магистрата от 11 сентября 1807 г. «поручику Скрипицыну в отведении места для крупяного завода на ручье Селивановском отказано, так как Г-н Скрипицын к городу Угличу ни по должности, ни по другому чему не присовершается, а почитается мышкинским помещиком и по тому, за силою Городоваго Положения 56-й статьи и отводом земли по 2-й статье сего же Положения, принадлежащей городу, воспользоваться не может. Он же Зимин городу принадлежит и имеет необходимую надобность на сем самом месте выстроить каменной кожевенной завод. Находящихся семи сыновей и приведения их в лутшее состояние и в безбедное всех государственных и городских повинностей отправление и просил вышепоказанное пустопорозжее место под выстроение ему каменнаго кожевеннаго завода на основании 167-й статьи Жалованной городу грамоте в нужное ему и детям ево пособие предоставить и на владение снабдить планом и данной».

Так, на основании Жалованной грамоты городам 1785 г. купцу Зимину удалось обойти помещика и получить необходимое место. Далее он добился прибавления к первоначальному участку «для удобнейшаго распространения предполагаемаго им кожевеннаго завода» нескольких саженей земли и расширения участка на оба берега Селиванова ручья. План на земельный участок был выдан в марте 1807 г. При этом предписано каменное строение производить в течение пяти лет, а деревянное – трех лет. Так, в дополнение к ранее отведенным кварталам для промышленных предприятий в северной части города был вновь разбит 71-й квартал, расположенный между переулком и руслом ручья (14).

В обозначенный срок был возведен обширный комплекс кожевенного завода, включавший сохранившиеся до наших дней двухэтажные дом и флигель с производственными сводчатыми помещениями на нижнем этаже (ул. З. Золотовой, 4, 6), а также каменные одноэтажные здания на противоположном берегу (ул. Селивановский ручей, 11). Между ними в русле ручья существовала плотина, земляное основание которой видно и в настоящее время.

Как уже отмечалось, городская усадьба на Пятницкой площади едва ли могла быть построена единовременно. Документы подтверждают ведение каких-либо работ в последующий период. Так, в сентябре 1817 г. купец 2-й гильдии Михаил Иванов сын Зимин приобретает два соседних имения: у посадского Федора Васильева сына Пятунина «наследственной старой деревянной дом со всем надворным строением, заборами и воротами, с дворовою и огородною землею, коей ныне мерой остается всего 260 кв. сажен, состоящей в приходе церкви Воскресения Христова», за 400 рублей и у посадского Архипа Тимофеева сына Капустина «порозжую огородную землю, оставшуюся в 13-м квартале и отходящую в Пятницкую площадку, всю без остатку» за 150 рублей.

Показательно, что в январе и феврале 1817 г. М.И. Зимин заказывает крупные партии кирпича: у посадского Федора Гаврилова Омячкина 100 000 по 17 рублей за тысячу, которые следовало поставить двумя равными партиями к 25 июля и в зимнее время; также у посадской вдовы Аграфены Федоровой Омячкиной 20 000 по 16 р. 50 к. за тысячу, которые поставить к 25 июля и к январю 1818 г. (15). Можно предположить, что в тот период произошло расширение земельного участка и велось строительство боковых флигелей и других зданий, каковых в усадьбе насчитывалось немало.

Столь обширное строительство не вызывает удивления, поскольку у М.И. Зимина была большая семья: семь сыновей и две дочери. В 1807 г. встречается список сыновей: Иван 21 года, Василий 19 лет, Николай 14 лет, Аркадий 13 лет, Петр 7 лет, Степан 4 лет, Иван 1 года (16).

В конце жизни, в 1821-1825 г., М.И. Зинин занимал должность городского головы. После его кончины в 1825 г. имение некоторое время находилось в совместном владении наследников. Раздел был осуществлен в 1829-1831 гг. При этом усадьба на Пятницкой площади досталась сыновьям Ивану и Николаю (17). Владельцем кожевенного завода в 71-м квартале на Селивановском ручье, вероятно, стал старший сын Иван Михайлович. Ему же принадлежал каменный двухэтажный дом в 12-м квартале по Московской улице (ул. Ленина, 3) (18).

Во владении Зиминых находилось немало других недвижимых имений. Так, в 13-м квартале по Спасской улице был каменный трехэтажный дом с четырьмя лавками на нижнем этаже, принадлежавший Василию Михайловичу. В его же владении был каменный двухэтажный дом с мезонином в 55-м квартале на Яновом поле (19). Еще один каменный двухэтажный дом находился рядом с Предтеченской церковью. Какие-то из этих владений были приобретены Михаилом Ивановичем, какие-то – уже сыновьями. Также Зиминым принадлежало несколько лавок на торговой площади. Перечисленные дома на Московской и Спасской улицах, на Яновом поле обычно сдавались в аренду под квартиры или для каких-либо коммерческих нужд.

Далее охарактеризуем облик основного имения – городской усадьбы в 13-м землемерном квартале на Пятницкой площади. Это имение купцов Зиминых на протяжении первой половины – середины XIX столетия считалось наиболее значительным и богатым в городе. Его постройки образовывали сложный масштабный архитектурный ансамбль, основанный на принципах классицизма.

Основу композиции усадьбы составляет главный дом, фланкированный по линии площади двумя флигелями. Основное здание двухэтажное, увенчанное мезонином, имеющее по фасаду одиннадцать осей. Нижний этаж дома перекрыт сводами и явно предназначен для хозяйственных нужд. На фасаде он имеет характерные окна с лучковым верхом и ныне заложенные входы. Второй этаж дома, предназначенный для парадных помещений, отмечен большей высотой и вытянутыми пропорциями окон.

Средняя часть здания, имеющая пять осей и завершенная мезонином, акцентирована двухъярусным портиком, охватывающим первый и второй этажи. В нижнем ярусе прежде существовал крупный балкон, поддерживаемый четырьмя массивными колоннами тосканского ордера и боковыми четырехгранными столбами с полукруглыми нишами. Аналогичные колонны и столбы повторены на плоскости фасада. Деревянная площадка балкона была обнесена перилами с точеными балясинами. Второй ярус портика состоит из восьми тонких трехчетвертных колонн, из числа которых боковые размещены попарно и подняты на стилобаты. Колонны имеют белокаменные базы и схематичные капители с небольшими волютами. Завершает среднюю часть фасада широкий мезонин с треугольным фронтоном. Боковые части мезонина выделены раскреповками, над окнами белокаменные прямые сандрики с фигурными консолями. Боковые крылья здания имеют по три оси, углы обработаны рустом. Над вторым этажом проходит профилированный карниз с плоским широким фризом. Боковые фасады в шесть осей, завершены миниатюрными светелками в три окна, выступающими из скатов крыши.

Декор дома отличается сдержанностью и простотой, содержит небольшой набор деталей, но при этом облик наделен выразительностью, цельностью, живописной компоновкой объемов.

Дворовая часть здания почти лишена архитектурного оформления. В объем второго этажа включены два яруса антресолей, делающие дом четырехэтажным с задней стороны. К боковым частям дворового фасада в более позднее время были сделаны пристройки для лестницы и разных дополнительных помещений. С их появлением дом приобрел П-образный план. Одна из пристроек имеет три этажа, другая – два. Декор составляют карнизы, пояски и закругленные углы. На дворовом фасаде здания прежде присутствовало деревянное тесовое крыльцо с лестницей на второй этаж, разобранное в советское время. Оно имело нижний тамбур с треугольным фронтоном и закрытый лестничный марш, ассиметрично поднимавшийся в южное крыло.

Внутри здания частично сохраняется прежнее оформление интерьеров. Нижний этаж состоит из ряда помещений, перекрытых полуциркульными сводами. На втором этаже присутствуют элементы анфиладной планировки, сохраняются лепные карнизы, филенчатые двери, изразцовые печи с вогнутыми и прямыми зеркалами. Среди парадных помещений наиболее примечателен центральный зал.

По линии Пятницкой площади главный дом прежде фланкировали два симметричных одноэтажных флигеля. Они имели по фасаду пять окон с рамочными наличниками и прямыми сандриками. Завершали фасад широкие треугольные фронтоны с полукруглыми слуховыми окнами. Между домом и флигелями располагались монументальные ворота с рустованными пилонами, парными колоннами и завершающими аттиками с прямоугольными филенками.

Имение купцов Зиминых представляло собой единый хорошо продуманный архитектурный ансамбль, включавший внушительный главный дом с портиком и выступающим балконом, пониженные флигели, соединенные с домом монументальными воротами. Имение являлось редким для Углича примером крупной городской усадьбы, имевшей почти дворцовый характер. В Угличе в эпоху классицизма не было создано других столь значительных имений с симметричными флигелями и масштабным ансамблевым решением. Другие крупные усадьбы того периода имели более скромное решение и могли включать один боковой флигель.

Имение Зиминых играло значительную роль в облике западной части города. Оно гармонично соседствовало с монументальным храмовым комплексом, включавшим Воскресенский монастырь (1674-1677 гг.), Предтеченскую (1689-1700 гг.) и Пятницкую (1759-1764 гг.) церкви, придавало парадный вид Пятницкой и Воскресенской площадям. Внушительный главный дом, наряду с храмами, имел значение высотной доминанты западной части города. Стилистическое разнообразие зданий придавало своеобразный колорит этому архитектурному ансамблю. В нем соседствовали яркие образцы узорочья XVII века, сдержанная пластика барокко Пятницкого храма и подчеркнутые строгой регулярной планировкой купеческие особняки XIX века – памятники провинциального классицизма. Подобные ансамблевые решения присутствовали во многих старинных русских городах, но всегда отличались индивидуальностью и своеобразием.

Учитывая исключительность для Углича городской усадьбы купцов Зиминых, было бы важно проследить истоки архитектурных форм. Изначально к утвержденному императрицей Екатериной II генеральному плану 1784 г. были приложены шесть чертежей, названных «примерными фасадами», в соответствии с которыми следовало строить деревянные и каменные дома. Эти фасады, разработанные автором генерального плана архитектором И.М. Лемом, отличались крайней схематичностью и могли формировать только основу композиции. Не случайно в размещенной на плане обширной экспликации дозволялось по желанию хозяев «строить и выше сих фасад наилучшим украшением» (20), т.е. разрешалось дорабатывать проекты. И доработка проводилась – в данном контексте, к сожалению, пока невозможно проследить истоки получившей распространение на рубеже XVIII-XIX веков композиции купеческих особняков с поярусной расстановкой ордера, центральными ризалитами, городчатыми карнизами, лопатками и филенками.

Возможно, бытовали не упоминаемые в местных документах какие-либо иные образцовые проекты. Отдельные формы и детали могли привноситься артелями каменщиков. Также по желанию владельцев могло осуществляться копирование каких-либо зданий: например, усадебного дома сельца Григорьевского, образцов столичной и губернской архитектуры. Очень многое, к сожалению, остается неизвестным.

Также оказывается затруднительным установить происхождение композиции и форм дома купцов Зиминых на Пятницкой площади. Он не имеет ничего общего с «примерными фасадами». Бессмысленно искать сходство с обширным собранием серии образцовых проектов 1809-1812 гг., поскольку здание было построено до издания альбомов. При желании можно найти аналоги, простирающиеся вплоть до памятников столичной архитектуры, но такие сопоставления будут необоснованны и случайны.

Можно предположить, что строительство дома номинально велось на основе схематичного «примерного фасада», но при этом мастера по желанию хозяина осуществили компоновку из распространенных в начале XIX века деталей и композиционных решений. Таким способом, по примеру каких-то зданий было несложно соорудить мезонин, боковые светелки, двухъярусный портик с балконом, украсить углы рустом и т.д. Также состоятельному купцу, осуществлявшему поставки в Петербург, не составляло труда заказать проект какому-либо архитектору. Но при этом проект был реализован в духе провинциальной архитектуры, без следования тонким изыскам классического стиля.

Далее можно отметить, что фасады боковых флигелей, относившихся к более позднему этапу строительства, находят аналоги в серии образцовых проектов 1809-1812 гг. Например, фасад № 39 из первого альбома, имеющий близкую композицию в пять осей с окнами, обработанными рамочными наличниками с прямыми сандриками. Близкие по композиции ворота с парными колоннами были широко распространены в Угличе. Возможно, они являлись упрощенным воспроизведением композиции, неоднократно встречающейся в пятом альбоме, – например, № 28.

Если целостный образ масштабного ансамбля купеческой усадьбы был уникален для Углича, то и отдельные архитектурные решения отличались немалым своеобразием. Например, в городе больше нигде не встречается крупный выступающий балкон на колоннах. В боковых пилонах присутствовали статуарные ниши, возможно, ожидавшие заполнения. Не менее уникальной деталью являлись присутствовавшие на главном фасаде центральный и боковые входы в сводчатые помещения нижнего этажа – в Угличе отсутствовала традиция размещения входов по фасаду. Вход всегда размещался со двора и оформлялся более или менее презентабельным крыльцом. Можно лишь догадываться о назначении этих входов. Неудивительно, что в более позднее время они были заложены.

Еще одной интересной деталью являлись завершения флигелей треугольными фронтонами с полукруглыми окнами. На известной фотографии 1896 г. из собрания Угличского музея (21) и на более раннем снимке ярославского фотографа В.А. Лопатина 1880-х гг. заметно, что за фронтонами отсутствовала крыша, а слуховые окна имели сквозной просвет. Надо полагать, фронтоны являлись декоративным архитектурным элементом, формировавшим фасад, но при этом вызывает вопросы конструкция крыши – она могла быть односкатной, подчеркивавшей служебное назначение флигелей.

Для истории и архитектурного облика имения примечателен еще один факт. Дочь Михаила Ивановича Зимина, Прасковья Михайловна, в 1816 г. была выдана замуж за купца Семена Григорьевича Шапошникова. В 1821-1824 гг. (22) на высоком волжском берегу, на северной окраине города в районе древней Рыбной слободы был возведен двухэтажный каменный дом с мезонином, ставший родовым имением Шапошниковых.

Анализируя облик этого здания, нетрудно заметить удивительное сходство с домом Зиминых. Практически досконально повторена композиция мезонина с боковыми раскреповками, прямыми сандриками сложных форм и треугольным фронтоном с боковыми выступами. – Только в поле фронтона введено полуциркульное окно. С боковых сторон также выступают небольшие светелки в три окна. Ниже расположен карниз с широким фризом. Примечательны и сильно вытянутые окна второго этажа. Был показателен даже облик фланкировавших дом симметричных ворот, включавших рустованные пилоны, парные колонны и филенчатые аттики. Отличиями являлись уменьшение протяженности фасада на две оси, отсутствие портика и балкона, закругления углов вместо рустовки. Довершала близость двух купеческих усадеб структура нижнего этажа, аналогично перекрытого сводами.

Сходство столь велико, что его невозможно признать случайным. С большой долей вероятности после того, как Зимины породнились с Шапошниковыми, они предоставили чертеж для постройки нового дома. Или же мастерам было просто указано повторить облик особняка на Пятницкой площади. Точную причину такого решения и способ строительства мы едва ли узнаем, но факты налицо.

Можно еще отметить бытовавшее в городе предание о том, что дом купцов Зиминых был возведен из кирпича от разобранной ограды упраздненного Воскресенского монастыря. И.Ф. Тюменев в своих путевых заметках «От Углича до Рыбинска» в 1896 г. со слов священника писал: «Громадная ограда монастыря давно уже сломана и продана одному местному купцу, который тут же на площади выстроил из нея каменный дом, в котором помещается трехклассное городское училище» (23).

Приходо-расходные книги Воскресенской церкви «что был монастырь» позволяют прояснить этот вопрос. В них содержится несколько записей: 1 октября 1815 г. от купца М.И. Зимина за 250 возов мусора было получено 25 рублей. Мусором, по сведениям словаря В.И. Даля, прежде, в частности, именовались «остатки, сор от каменной кладки и печной работы; битый камень, кирпич, глина, известь». Это был достаточно ценный строительный материал, который мог использоваться при закладке фундамента, заполнении различных полостей.

В августе 1817 г. за 4500 кирпичей от ограды заплачено 45 рублей. 16 июля 1822 г. «за булыжныя из под бывшей монастырской ограды камения – 200 р.» (24). Приведенные факты свидетельствуют, что М.И. Зимин материал от ограды действительно приобретал, но в небольших объемах. Например, в 1817 г. для колокольни села Спасского было продано двадцать тысяч кирпичей, другие поставки тоже оказались более значительными. Когда строился основной дом, монастырская ограда еще сохранялась и считалась необходимой – ее разобрали в 1810-х гг. при проведении новых улиц по генеральному плану. Приобретенный материал мог пойти на различные здания усадьбы и на кожевенный завод.

Мы охарактеризовали фасад купеческой усадьбы, но не менее интересной являлась ее дворовая хозяйственная сторона, известная в куда меньших подробностях. На рубеже 1820-1830-х гг. была составлена опись усадьбы. В тот период там присутствовал обширный комплекс каменных и деревянных строений: складывательная изба, две кухни, лощильня с конным приводом, погреба, амбар, конюшня, каретник, шпульня, сушильня, красильня, изба для крутильщиков, две бани, сад с беседками, оранжереей и парником…

Опись свидетельствует, что на территории усадьбы помимо хозяйственных и жилых строений с большой долей вероятности размещалась полотняная фабрика – присутствовал обширный комплекс производственных помещений с различным оборудованием. Примечательно, что в составе усадьбы находился еще один каменный двухэтажный дом с мезонином, располагавшийся во дворе. Он перешел во владение Ивана Михайловича Зимина, тогда как главный дом достался Николаю Михайловичу. При этом левый лицевой флигель еще не был достроен (25).

К истории бытования здания можно добавить один факт: в апреле 1856 г. почетный гражданин угличский 2-й гильдии купец Николай Михайлов Зимин в принадлежащем ему двухэтажном доме сдал в аренду на один год за 30 рублей серебром рыбинскому 2-й гильдии купцу степенному гражданину Ивану Андрееву Наумову «кладовую под самым домом с левой стороны для складки товара» (26). Из этого можно сделать вывод, что обширные сводчатые палаты первого этажа в основном предназначались для складских нужд, и хозяева не упускали возможности пустить туда арендаторов.

Первая половина – середина XIX столетия являлись временем расцвета усадьбы и купеческого рода. Зимины вели торговлю с иностранцами, осуществляли крупные поставки своей продукции в армию для обмундирования войск. Они имели конторы в Санкт-Петербурге, в 1829 г. открыли в Угличе один из первых торговых домов. В 1834 г. братья Иван Михайлович и Николай Михайлович подали прошение о присвоении им потомственного почетного гражданства за то, что они, их дед и отец без перерыва с 1778 г. состояли во второй гильдии угличского купечества, платили налоги и выполняли возложенные обязанности. К 1840 г. они получили это звание. И.М. Зимин по примеру отца в 1839-1843 и 1846-1848 гг. занимал должность городского головы. Успехи в делах позволили не только получить почетное гражданство, но и перейти в первую гильдию.

Ф.Х. Киссель, описывая состояние экономики Углича в 1840-х гг., сообщал: «Знатнейшие угличские производители торговли, фабриканты и заводчики, во-первых: братья Зимины, первой гильдии купцы и почетные граждане. Они с незапамятных времен ведут обширную торговлю по разным ея ветвям; они имеют фабрики и заводы, особенно кожевенные. Купцы Зимины имеют в Угличе много каменных, огромных и красивых домов… Как Зимины, так и другие угличские купцы имеют в Петербурге торговыя конторы, потому и торговля их производится преимущественно с Петербургом и его портом» (27).

По вышеизложенным причинам вовсе не случайно Зимины нередко принимали в своем доме высоких гостей, когда те посещали Углич. Так, в конце сентября 1820 г., у Зиминых останавливался губернатор А.М. Безобразов. Его визит был описан в Книге достопамятностей Николо-Песковской церкви:

«Месяца сентября 26 числа, в воскресный день в 7-м часу пополудни, изволил прибыть из Ростова в здешний град Углич Его Превосходительство Ярославский Гражданский Губернатор и разных орденов Кавалер Александр Михайлович Безобразов. При въезде в Город встречен Г. Городничим Ланским и Градским главою купцом Дмитрием Кожевниковым с прочим Дворянством и Купечеством, и провожден был на квартиру в дом купца Михайла Иванова Зимина. Наутро, то есть 27, равно 28 и 29 числ, обозревал в Присутственных местах, пробывая в оных по часу и более, порядок, а проезжая по некоторым улицам, чистоту, и 30 числа в 2 часа пополудни отбыл в город Мышкин» (28).

Зиминым случалось принимать и августейших особ. Так, 8 мая 1837 г. в их доме останавливался наследник престола великий князь Александр Николаевич (будущий император Александр II), в свите которого находился наставник известный поэт В.А. Жуковский. 9 мая 1841 г. там ужинал и ночевал император Николай I. 5 августа 1850 г. дом Зиминых посетили великие князья Николай и Михаил Николаевичи. В Книге исторических достопамятностей Спасо-Преображенского собора были описаны эти знаменательные события, нашедшие отражение и в других церковных летописях:

«1837 года 8 мая в два часа утра, по тракту из Калязина, прибыл в Углич Государь Наследник Александр Николаевич и остановился в доме братьев Зиминых, утром посетил собор и воздал поклонение местной святыне, городничему передал 300 рублей для раздачи бедным, братьям же Зиминым пожаловал перстень, осыпанный алмазами, затем, посетивши дворец царевича Димитрия и рядом стоящую церковь св. Димитрия на крови, и после того городскую больницу, выбыл по Рыбинскому тракту.

1841 года мая 9-го дня, в два часа утра, прибыл в Углич Его Величество Государь Император Николай Павлович и, занявши приготовленную в доме братьев Зиминых квартиру, изволил ужинать. Выбывши из квартиры в десятом часу утра, Государь пожаловал хозяину дому, градскому голове Ивану Михайловичу Зимину бриллиантовый перстень, его супруге бриллиантовыя серьги, а племяннице их бриллиантовый фермуар, и прибывши в Преображенский собор, приложился ко кресту, лобызал останки св. мощей благовернаго князя Романа и пелену святаго Димитрия царевича, затем посетил дворец Димитрия и церковь царевича Димитрия на крови, в одиннадцатом часу дня выбыл из Углича по Рыбинскому тракту.

1850 года августа 5 дня Их Высочества, великие князья Николай и Михаил Николаевичи, посетивши Углич, были в соборе, осматривали палату царевича, были в церкви святаго Димитрия на крови; в соборе они приняли поднесенную икону Димитрия царевича, в квартире купца Ивана Мих. Зимина пробыли не более десяти минут и отправились к Ростову» (29).

В скором времени в судьбе усадьбы произошли существенные изменения. В 1852 г. сгорел располагавшийся во дворе каменный дом с мезонином. Здание не сочли нужным восстанавливать. Поэтому его облик и значение в ансамбле усадьбы неизвестны. 12 февраля 1854 г. умер купец 1-й гильдии потомственный почетный гражданин Иван Михайлович Зимин. В 1865 г. второй владелец, Николай Михайлович, продал имение своему племяннику Ивану Аркадьевичу Зимину за 6500 рублей серебром. При этом площадь земельного участка составляла 1852 квадратные сажени.

Следующий поворот в истории имения произошел в 1876 г. 21 марта следующий владелец потомственный почетный гражданин Илья Иванович Зимин продал каменный дом с надворными строениями и землей городскому обществу за 7750 рублей. Покупка была произведена с целью размещения в обширном здании уездного училища, которое становилось возможным преобразовать в городское трехклассное (30). Учебное заведение было размещено в бывшей купеческой усадьбе после проведения необходимых перестроек.

Обширное имение на протяжении примерно семидесяти лет принадлежало четырем поколениям купцов Зиминых. Затем начался более чем столетний этап истории в новом качестве, когда усадьба использовалась для общественных нужд. Нетрудно понять причины крутого поворота в судьбе родового имения – экономика Углича во второй половине XIX века из-за несовершенства торговых путей, широкого распространения железных дорог, обмеления Волги пришла в упадок. Неизбежно закрылись практически все промышленные предприятия, торговля перешла исключительно на местный уровень. Зимины переместили свои дела в Санкт-Петербург. Так для Углича завершилась история славной купеческой династии.

Вероятно, еще в 1860-х гг. из состава имения выбыл левый флигель, впоследствии ставший депо местного пожарного общества. План земельного участка, составленный в 1903 г. землемером Д.В. Тюменевым (31), характеризует структуру усадьбы в начале ХХ века. Там, в частности, обозначен правый флигель, названный каменным навесом. Возможно, такой статус был связан с нецелостной структурой здания, прежде включенного в комплекс производственных помещений. Левый флигель представлял собой значительно вытянутый в длину каменный корпус. Прежде он мог включать в себя производственные или хозяйственные помещения, но в данный период это было лишь «место бывшаго каменнаго строения, предполагаемое для трубной вольно-пожарного общества». В задней части имения располагалась каменная угольная кладовая, вероятно, являвшаяся одним из ранее перечисленных дворовых зданий. Сохранялся сад, в котором находилась деревянная баня. Как следует из плана, к началу ХХ века было утрачено большинство располагавшихся на дворе хозяйственно-производственных построек.

К сожалению, список утрат был продолжен. Если на фото 1896 г. фасад усадьбы целостен, сохраняет значение архитектурного ансамбля, то на последующих фото можно видеть, что правый флигель частично разобран – утратил фронтон и половину лицевого объема. Левый флигель был подвергнут значительной перестройке – разобрана задняя часть объема, вместо первоначального классицистического пристроен новый фасад в эклектичном стиле с воротами и фигурным аттиком.

На фото 1930-х гг. прослеживается утрата балкона и переднего ряда колонн главного дома. С площади Пушкина (прежде Ильинской) по территории усадьбы был организован сквозной проезд на Пятницкую и Воскресенскую площади, названные Советской. При этом разрушены задние ворота. На фото того периода можно видеть соседствовавшую с бывшим имением купцов Ожгихиных (пл. Пушкина, 6) еще сохранявшуюся каменную ограду с выразительной постройкой в классическом стиле в виде рустованной стенки с арочной нишей, боковыми пилястрами и треугольным фронтоном. Возможно, это был фрагмент задних ворот (32). В более позднее время были разобраны ворота по главному фасаду.

Так с начала ХХ века архитектурный ансамбль постепенно утрачивал целостность. Один за другим исчезали важные элементы. В 1962 г. была разрушена церковь Параскевы Пятницы, что стало еще одним ударом по живописному своеобразию местности, лишило Углич ценного памятника архитектуры.

Вплоть до начала 2000-х гг. в доме быв купцов Зиминых размещалась Базовая начальная школа. После ликвидации этого учебного заведения нуждавшееся в капитальном ремонте здание опустело и стало неуклонно разрушаться. Приходящий в упадок колоритный старинный особняк послужил декорациями для съемок фильмов «Морфий», «Молога. Русская Атлантида», «Хитровка». Существуют разработанные проекты комплексной реставрации купеческой усадьбы, реконструкции утраченных элементов архитектурного ансамбля.

В далеком прошлом, в годы расцвета образ обширной и монументальной, наполненной множеством строений купеческой усадьбы создал вокруг себя ореол исключительности и привел к появлению обиходного названия – «Зимин двор». Это один из немногих известных случаев, когда в Угличе давали имя частному недвижимому имению. Другим известным примером является усадебный дом помещиков Супоневых, находившийся на левом берегу Волги рядом с городскими кварталами. Он до сих пор известен не под своим официальным названием «Сельцо Григорьевское», а как «Супоневский дворец» или «Дача Волкова».

Аналогичный исключительный статус в городской среде имел и дом Зиминых – центр обширного купеческого имения. Хотелось бы надеяться, что в него вновь вернется жизнь, что он не разделит трагическую судьбу когда-то славной дворянской усадьбы.

Евгений Анатольевич Лиуконен
https://uglmus.ru/publics/zimindvor/

 

Примечания.

1) Ковалев И.А., Пуришев И.Б. Углич (путеводитель по городу и окрестностям). Ярославль: Верхне-Волжское книжное издательство, 1965. С. 60.

2) Липинский М.А. Угличские акты XVII века. Ярославль, 1889-1890. С. 81.

3) Царе-Углический Летописец. Издание Угличского родословно-краеведческого общества им. Ф.Х. Кисселя. Углич, 2013. С. 201-202.

4) План города Углича 1784 г. УГИАХМ. Коллекция документов. Ед. хр. УгКП-2371. Д-153.

5) Писцовые книги города Углича стольника М.Ф. Самарина и подьячего М. Русинова 1674-1676 гг. // Труды ЯГУАК. Вып. 2. М., 1892. С. 135, 138, 170, 408.

6) Углич. Материалы для истории города XVII и XVIII столетий. М., 1887. С. 14, 18, 19, 24, 40, 124.

7) Акты Угличской Провинциальной Канцелярии (1719-1726 гг.) // Труды ЯГУАК. Вып. 5. Т. II. М., 1908. С. 183-185.

8) УГИАХМ. Коллекция фотографий. Ед. хр. УгКП-12023/50.

9) Там же. Коллекция документов. Ед. хр. УгКП-2021. Д-115.

10) Научный архив Департамента культуры и туризма. Ед. хр. № 477. Паспорт на усадьбу Зиминых (пл. Советская, 3, 4).

11) УгФ ГАЯО. Ф. 56. Оп. 1. Д. 193. Л. 1, 4.

12) Ковалев И.А., Пуришев И.Б.. Углич (путеводитель по городу и окрестностям). Ярославль: Верхне-Волжское книжное издательство, 1965. С. 117; Кириков Б.М. Углич. Л.: «Художник РСФСР», 1984. С. 121; Ерохин В.И. Углич (фотопутеводитель). М.: «Планета», 1991. С. 134.

13) УГИАХМ. Коллекция фотографий. Ед. хр. УгКП-9745/2. Ф-1667.

14) УгФ ГАЯО. Ф. 56. Оп. 1. Д. 438. Л. 2-17.

15) Там же. Д. 629. Л. 1 об., 3, 20-21.

16) Там же. Д. 438. Л. 2 об. – 3.

17) Научный архив Департамента культуры и туризма. Ед. хр. № 477. Паспорт на усадьбу Зиминых (пл. Советская, 3, 4).

18) УгФ ГАЯО. Ф. 56. Оп. 1. Д. 1095. Л. 12 об.; Д. 1216. Л. 48-50.

19) Там же. Д. 1095. Л. 4 об. – 5 об.; Д. 1476. Л. 72 об. – 73.

20) РГИА. Ф. 1399. Оп. 1. Д. 866. Л. 1.

21) УГИАХМ. Коллекция фотографий. Ед. хр. УгКП-1534. Ф-336.

22) УГИАХМ. Коллекция документов. Ед. хр. УгКП-18665, Д-2911. Л. 2, 3, 4 об. – 5.

23) Тюменев И.Ф. От Углича до Рыбинска // Исторический вестник. 1897. Т. 68. С. 594.

24) УГИАХМ. Коллекция документов. Ед. хр. УгКП-18686. Д-2932. Л. 2 об., 3, 4 об. – 5.

25) Научный архив Департамента культуры и туризма. Ед. хр. № 477. Паспорт на усадьбу Зиминых (пл. Советская, 3, 4).

26) УгФ ГАЯО. Ф. 56. Оп. 1. Д. 1476. Л. 76.

27) Киссель Ф.Х. История города Углича. Ярославль, 1844. С. 404-405.

28) УгФ ГАЯО. Ф. 43. Оп. 1. Д. 245. Л. 13.

29) Обозрение епархии Преосвященнейшим Ионафаном Епископом Ярославским и Ростовским // ЯЕВ. 1881 (3 октября). ч. неоф. № 40. С. 315-316.

30) Научный архив Департамента культуры и туризма. Ед. хр. № 477. Паспорт на усадьбу Зиминых (пл. Советская, 3, 4).

31) УГИАХМ. Коллекция документов. Ед. хр. УгКП-16411. Д-90.

32) УГИАХМ. Коллекция фотографий. Ед. хр. УгНВ-713/10, 444/40.

Прочитано 675 раз

Добавить комментарий

Удаляются комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе экстремистские высказывания, высказывания содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, клеветнические высказывания, оскорбление и критику власти, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.
Удаляются комментарии, которые не относятся к теме материала, не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и ссылки коммерческого характера.

Защитный код
Обновить